kardiologn (kardiologn) wrote,
kardiologn
kardiologn

Categories:

Язык. Мощное орудие Ада и Рая

Все, кто хоть немного знаком с изобразительным искусством, наверняка встречали изображения маски с высунутым языком. С высунутым языком изображались персонажи многих живописных и скульптурных произведений, этот жест имел множество самых разных символических значений. Человеческую маску с высунутым языком этруски изобразили на бронзовых зеркалах. Точную копию этой маски конкистадоры обнаружили в Америке. В повторяемости этого изображения явно прослеживается признак контактов различных культур. 

Щит, изображающий Горгону с хвостом рыбы и ногами льва. 2-ая половина 6-ого столетия до н.э
  


Чернофигурный килик, круг Леагра, ок. 520 г. до н. э


Краснофигурная ваза,
ок. 460 г. до н. э.



Серебряная дидрадрахма, ок. 520 г. до н. э., 



Ацтекский резной календарь Камень 1479 



Изображение языка часто является символом общения, красноречия или мудрости. Именно по этой причине язык Будды считается длинным. Так заявляют исследователи этого вопроса. Изображений, подтверждающих эту версию, я не нашла.
В древнеегипетском искусстве мертвые изображались с длинными языками, что давало им возможность общаться с богами. Опять-таки, мне не попадались подобные изображения.
Изображение высунутых языков могут также символизировать демонические, пугающие, кровожадные силы, как, например, в древнегреческих театральных масках. 
Изображения животных с высунутым языком означали попытки заклинания дождя. 

Индия. Резьба по дереву 


Единственный внутренний орган тела, который может «жестикулировать», язык – одновременно символ и агрессии и защиты. 
В боевых танцах и скульптурах новозеландских маори высунутый язык – знак вызова и пренебрежения опасностью. 
Резьба. Маори



Сексуальный символизм языка широко распространен в первобытном искусстве, у идолов плодородия с острова Борнео. 

Древнеегипетский бог Бэс, охраняющий человека от бедствий, часто изображается с высунутым языком, что как полагали, отвращает зло. 

Бес (Бэс, Бесу) — в древнеегипетской мифологии бог-карлик и весельчак, шут богов, покровитель домашнего очага, божество счастья и везения, а также главный защитник бедных, стариков и детей.
У современных исследователей есть сведения только о почитании Беса в позднейшие эпохи египетской истории — периоды Нового и Позднего царств, однако первые упоминания о Бесе можно обнаружить в источниках Среднего царства. Вероятнее всего, образ уродливого бога-карлика был заимствован египтянами из Нубии или же сложился в конце Древнего царства под впечатлением от находившихся при дворе фараонов VI династии карликов-пигмеев из тропических лесов Центральной Африки.



Бог огня Агни изображался с семью языками пламени. Прослеживается прямая связь между символами языка и огня – и тот и другой красные, подвижные, пожирающие и созидательно-разрушительные (слово играет важную роль в человеческих отношениях и подобно огню, может служить и злу и добру). 



Уже в представленных изображениях вы, разумеется, обратили внимание на большое количество изображений Горгоны. 
Горгонейон (др.-греч. Γοργόνειον, мн. ч. Γοργόνεια — «принадлежащее горгоне») — маска-талисман от сглаза с изображением головы горгоны Медузы, которым в период античности украшали здания и различные предметы (в том числе монеты) с целью оберега от зла. В искусстве Нового времени горгонейон превратился в декоративный мотив.
Горгонейон — самый известный вид апотропайона (греч. apotropaion, «изображение, отводящее порчу»), карикатурно уродливого изображения, вызывавшего одновременно и смех, и испуг. Плутарх говорит, что подобный талисман притягивает дурной взгляд недоброжелателя, отвлекая его от жертвы.

Килик с головой Горгоны. Остров Фасос. 4 ст. н.э



Точная дата начала использования этого охранного талисмана неизвестна. В античность он был чрезвычайно популярен, о чём свидетельствует большое количество дошедших археологических свидетельств. Cогласно орфическим доктринам, горгонейон был символом лунарного диска. Традиция сохранилась в Византии, использовалась гностиками, встречалась на Руси. Лицо, искривлённое в гримасе, с высунутым языком и кабаньими клыками встречается уже в финикийском искусстве, ещё до греческих мастеров, которыми он был воспринят и постепенно преобразован. Также место зарождения данного изображения ищут в Древнем Египте. Схожее изображение женщины обнаружено в минойском искусстве (найдена в Кноссе, относится к 1500-1450 г. до н. э.).
Таковы, например, этрусские изображения Горгоны с высунутым языком или же индуистские статуи богини Кали, из разинутого рта которой свисает язык, окрашенный кровью ее жертв. В обоих случаях мотив высунутого языка соотнесен с мифологическими персонажами-убийцами. Хотя образ индийской богини Кали не так однозначен. 

Диск-фибула с изображением Горгоны




Индийская богиня Кали




Ка́ли (санскр. काली, Kālī?, «чёрная») — темная и яростная аватара Парвати, темная Шакти и разрушительный аспект Шивы. Богиня-мать, символ разрушения. Кали разрушает невежество, поддерживает мировой порядок, благословляет и освобождает тех, кто стремится познать Бога. В Ведах ее имя связано с Агни, богом огня.
Кали - освободительница, защищающая тех, кто ее знает. Она ужасная Разрушительница времени, темная Шакти Шивы. Она есть эфир, воздух, огонь, вода и земля. Через нее удовлетворяются все физические желания Шивы. Ей ведомы 64 искусства, она дарит радость Богу-Творцу. Она - чистая трансцендентальная Шакти, полная тьма.
Западные культы мистических и сатанинских направлений ошибочно воспринимают и описывают Кали как богиню, равноценную египетскому божеству Сету, жестокую кровопийцу и убийцу, поедающую плоть своих жертв. Другим распространенным заблуждением является приписывание Кали роли и свойств другой богини, Дурги.

Изображается в виде худой четырёхрукой длинноволосой женщины с голубой кожей. Обычно обнажена или одета в шкуру пантеры. В верхней левой руке она держит окровавленный меч, разрушающий сомнения и двойственность, в нижней левой - голову демона, символизирующую отсечение эго. Верхней правой рукой она делает защитный жест, прогоняющий страх, в то время как нижней правой рукой благословляет к исполнению всех желаний. Четыре руки символизируют 4 стороны света и 4 основных чакры. Три глаза богини управляют тремя силами: творением, сохранением и разрушением. Она также соответствует трем временам: прошлому, настоящему и будущему, и являются символами Солнца, Луны и молнии. . В "Маханирване-Тантре" сказано: "Черный цвет заключает в себе белый, желтый и все остальные цвета. Так же и Кали заключает в себе все остальные существа". Черный цвет символизирует незамутненное состояние чистого сознания. Гирлянда черепов, которой она украшена, означает череду человеческих воплощений. 
Кроваво-красный язык символизирует кинетическую энергию вселенной, символом которых является красный цвет. Она называется Ракти-Кали (красная Кали), пульсация сердца. Но красота - не только очарование, это также ужас и даже смерть. Кали символизирует вечную жизнь. Только то, что является бессмертным, может быть бесконечным, поскольку ничто не может изменить его природы. Смертный и переходный процесс рано или поздно закончится. Чтобы извлечь пользу из вечности, которой является Кали, нужно принести в жертву нашу смертную природу. Поэтому Кали обычному глазу кажется пугающей и разрушительной. Кали - многоликая Богиня, которая руководит жизнью с момента зачатия до смерти. Она символизирует Космическую силу вечного времени. Она действует быстро и не оставляет после себя никаких следов, вызывая радикальные перемены. Она воплощает в себе творение, сохранение и уничтожение, вызывает одновременно любовь и ужас. В человеческом теле Кали существует в форме дыхания или силы жизни (праны). Символом Кали считался полумесяц.

Однако, вернемся к Горгонейону.
Характерные черты этого типа масок сложились в архаичное время. Изображения ужасающего лица встречаются в разнообразном применении. Гомер повествует об изображении Горгоны, помещенном на щите воина. Эти маски помещались на каменных фронтонах, лампах и зеркалах, повозках. Различные места, на которых располагались эти изображения (монеты, посуда, одежда) позволяют предполагать, что маски Горгоны не всегда служили только иллюстрациями известного мифа, но изображение темных сил рассматривалось как реальная защитная функция и функция обороны. Вспомним, что согласно мифу о Персее, взгляд на голову Горгоны убивал, превращал в камень того, кто посмотрит в ее лицо.
Ужасной гримасой медуз были оснащены также изображения богов, несущих смерть и опустошение. 
Однако, на мой взгляд, эти маски отражают не только фантазию, но и реальные события. Существенным признаком Горгонейона являются искаженный открытый рот, далеко высунутый язык, и сильно выпученные глаза. Такой вид имеет лицо при медленном удушений и при медленном рассечении головы, что имело место в различных религиях при приношении человеческой жертвы или при церемониальном исполнении акта возмездия в ритуальной форме. 
Поэтому изображение головы Горгоны мы воспринимаем как послание из эпох, в которых церемонии и ритуалы человеческих жертвоприношений были очень распространены. 

Древние изображения предков. Скульптуры раскопаны на Мальдивах.
Лики демонов с большими дисками в растянутых ушных мочках, высунутым языком и кошачьими клыками украшали со всех сторон две стелы, найденные там, где, по преданию, совершалось жертвоприношение девственниц приплывавшему с моря джинну. 


Некоторые исследователи предполагают, что эта ритуальная маска предшествовала сложению общеизвестного мифа о горгонах и Персее: «ритуальный объект возник первым; затем был придуман монстр, чтобы соответствовать этому лицу; герой же, убивающий чудовище, появился в мифе ещё позже». Маски с похожими ужасными лицами можно обнаружить во многих древних и примитивных культурах, от Перу до Таиланда.

В геральдике высунутый язык - непременный элемент избражений активных (по большей части хищных) животных. Будучи окрашен иным, нежели фигура, цветом служит указанием на её (фигуры) яростный характер. Отсутствие у изображения активного животного языка (за исключением натурных изображений) должно быть описано и означает немотность, лишенность "права голоса". 


Иконография головы Горгоны — характерная черта популярных византийских и древнерусских амулетов — «змеевиков», где она является изображением дна — болезнетворного демона.
Появившись в русской культуре в XI—XII вв., змеевики продолжают бытовать вплоть до XV—XVI вв.
Под этим условным названием в науке известны двусторонние подвески в виде медальонов, несущие на одной стороне каноническое христианское изображение (Христа, Богоматери или святых), а на другой — нехристианский мотив, так называемую змеевидную композицию. Последняя представляет собой изображение человеческой головы (реже — полуфигуры или даже полной фигуры), окруженной змеями. Хотя в ряде случаев «змеевидная композиция» могла восприниматься в древней Руси как второстепенное изображение на обороте иконы, именно наличие этой композиции является основным признаком, объединяющим 
амулеты.

Сочетание на амулетах канонических иконографических мотивов с нехристианскими ярко характеризует древнерусское «бытовое православие», тот сложный синкретизм христианства и народных верований, который получил в церковно-учительной литературе название «двоеверия».
Змеевидная композиция на амулетах сопровождается надписью, содержащей греческую заклинательную формулу (заговор). Этот заговор включает и название изображаемого демона. Судя по надписям, демон, изображаемый на амулетах, уже не назывался Горгоной; очевидно, и связь с мифом о ней была утрачена. Надписи на змеевиках называют демона «истера». Точный перевод этого греческого слова — «матка» (uterus). В данном случае это слово имеет также более широкое значение — внутренность, утроба, ее болезни и вызывающий их демон. Очевидно, имеется в виду болезнетворный демон женского пола, часто фигурирующий в апокрифических текстах и связанных с ними заговорах.
Самый знаменитый из древнерусских змеевиков — «Черниговская гривна Владимира Мономаха». 




Христианская символика
В христианстве всячески обыгрывался мотив греховности языка. Высунутый язык, служил устойчивым атрибутом демона, где царит зло и такие его спутники, как страх, грех, обман. 
В христианской иконографии мотив высунутого языка соотнесен с образом дьявола, входит в состав характерных атрибутов демона примерно с ХI- ХП вв. и сохраняется в этом качестве вплоть до заката "ученой демонологии" в XVII в. 

Позднее высунутый язык становясь знаком детского или "ребяческого" поведения , однако все же не исчезает полностью из сферы демонических представлений и образов.
Так, дьявол и аналогичные ему демонические персонажи нередко изображаются с обнаженным языком в русском лубке XVIII - начала XX в. Дьявольские маски с высунутым языком встречаются в архитектурном декоре русской усадьбы XVIII в. 
Визуальные изображения и текстовые описания высунутого языка соседствуют в средневековой культуре с богословскими толкованиями символики языка как части человеческого тела.


Выражение "коварный язык" становится общим местом демонологии и порой выступает в качестве метафорического обозначения дьявола. Язык включается в область дьявольского главным образом вследствие своей греховности. 


Нет сомнения, что язык и в самом деле понимался как часть тела, особо подверженная греху. Однако греховность языка как такового вовсе не так очевидна, как может показаться с первого взгляда. "Лишь виновная душа делает виновным язык", - замечает св. Августин. Зато общепризнанным является другое обстоятельство: язык опасен; он, как никакой другой член тела, нуждается в сдерживании и контроле. 
Существовал страх перед языком, и этот cтрах подпитывался соответствующим настроением ветхозаветных книг. Сравнения языка с оружием - с бичом: "Удар бича делает рубцы, а удар языка сокрушит кости" (Сир. 28, 20); мечом: "...язык - острый меч" (Пс. 56, 5), луком: "Как лук, напрягают язык свой для лжи" (Иер. 9, 3) - Мотив "обнаженного" и ранящего, как меч, языка был введен в описания Страстей Христовых. Возникла идея "двойных ран" Христа, внешних и внутренних: первые были ему нанесены реальным оружием, последние - языками тех, кто богохульствовал и глумился над ним. В этом контексте вполне проясняется смысл мотива, встречающегося в изображениях Страстей: враги Христа высовывают языки в сторону Распятия. Язык фигурирует здесь в одном ряду с мечами и копьями окружающих Распятие солдат, а обнажение его означает не "дразнение", но нанесение Христу самой страшной раны - раны смертельной, "внутренней".




Язык, чрево, "похоть"— три сферы греха, которые образуют в человеческом теле своего рода ось греховности. Средневековое воображение устанавливало между этими сферами постоянный "образный взаимообмен"; изобразительные мотивы перемещались вдоль оси греха - главным образом вниз, с целью продемонстрировать глубокое тождество всех трех греховных сфер. Перемещение языка в изображениях дьявола на место фаллоса демонстрировало сходство этих органов тела. Если существа, созданные по подобию Божию, обычно изображаются с закрытым ртом, даже когда они говорят, то гримасничающие маски дьяволов широко открывают пасть. 

Область сладострастия. Высунутый язык приравнивается к фаллосу; на визуальном уровне это достигается тем, что одна из личин дьявола помещается на животе или в области паха, а высунутый язык оказывается на месте фаллоса, в качестве его аналога. Изображаемое подобным образом говорение дьявола уподоблено работе половых органов и тем самым разоблачено как лживое, "сведено на нет" чисто визуальными средствами.

Область чрева. Высунутый язык связан с мотивом чревоугодия и вообще пожирания, жратвы. Применительно к дьяволу мотив пожирания имеет, несомненно, символический смысл: дьявол - пожиратель душ и тел грешников. 
В "Страшном суде", Босха, решенном традиционно, интересно
отметить адские врата в виде пасти библейского Левиафана, куда прямиком
отправляются грешники. 




Область собственно языка - область речи. Высунутый язык - знак говорения, речи, причем речи неистинной, лжеголоса. Ряд изображений, на которых дьявол обнажает язык, очевидным образом запечатлели его в момент говорения. Вокальное безобразие, свойственное речи дьявола иногда возникает в связи с высунутым языком, иногда - независимо от него: его можно было бы назвать мотивом звучащего или говорящего зада. Этот мотив характерен для мистерий, в которых посрамленный и разоблаченный дьявол сопровождает соответствующим звуком свой уход со сцены: "Теперь я совершаю свой путь в ад, где меня предадут бесконечной пытке. Из страха пред огнем я громко порчу воздух".
Безобразный звук, издаваемый дьяволовым задом, - как бы квинтэссенция всех его речей, знак их полной пустоты, того "ничто", к которому они сводятся. Этот звуковой жест сближает рот и зад: говорящий рот дьявола словно смещается к заду, становится говорящим задом. 


Татьяна Зеленченко http://www.liveinternet.ru/users/2881321/profile/

По теме ещё вот: 
http://ec-dejavu.ru/t/Tongue.html

   West Pediment of the Archaic Temple of Artemis in Kerkira [detail] ca.590-580 B.C.
Snake Carving  at Church of Sant Adriano
A Tlingit Wood Raven Rattle

A carving of Bes at the Temple of Hathor along the Nile River, in Dandarah 125 B. C.-60 A. D.


 Aztec Carved Calendar Stone 1479  

Archaic Greek Antefix in the Form of a Face 6th с BC


Relief Sculpture on a Cathedral Stall With the Life of Job. 1420


Woodcut depicting Lucifer and his cohorts guarding the mouth of Hell.


Angels defending the Citadel of Heaven against the hordes of the Devil.

From Celifodina's Scripturae Thesaurus, printed by B. M. Lantzberg, Leipzig, 1510.



The Last Judgment 


Detail of Satan and the Chaos of Hell, St. Foy Church Tympanum


St. Augustine composing the 'City of God' while devils try to interfere with his meditation.

Woodcut from French edition of City of God.


Tags: Интересности, Искусство
Subscribe

  • Leonardo da Vinci

    Leonardo da Vinci (1452-Amboise 1519) ink drawing A bear’s foot c.1488-90

  • Модненько

    Discovered! Judge's appliance for the prevention of accidents by electric wires. ARTIST Hamilton, Grant E. DATE ISSUED 1889-12-21

  • Дракончик

Buy for 250 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments